Максим Мартынюк

06.03.2018 Информация  Нет комментариев

Максим Мартынюк — человек знакомый 2-мя казалось бы обратными свойствами. 1-ое — он фаворит коррупции в раз клик, как чистосердечно считают Комменты. 2-ое — он звезда в нашем и без такого звездном небе казнокрадства. С свежим министром аграрно-промышленного ансамбля возможно поздравить страну. Или же другими текстами, винницкий рынок пришел Максим Мартынюк и на это министерство. Главное, в случае если принимать во вниманиеучесть, собственно что светит деление вкусного кусочка в облике гос (вашей!) земляной принадлежности и сравнительно благополучия земельного раздела. Кради — не пытаюсь и Максим Мартынюк довольно своевременно готов взять в долг кресло собственного шефа.

Задачка Максима Мартынюка максимально ординарна — нужно сделать отчетливые, ритмичные как похоронный гул, поставки откатов и взяток с земельного ансамбля на степень повыше — в правительство винницкого рынка. Максим Петрович в данном деле вдали не любитель и за вертикаль власти возможно не заботится. Взглянем на «Госгеокадастр», которому волею революционного народа дано подавать и отнимать землю. Там Максим Мартынюк ввел четкую иерархию, систему контролеров и казначеев, в итоге работы которой все региональные филиалы начали поставки взяток вверх. «Госгеокадастр», излеченный от коррупции в «один клик» расцвел бурным цветом.

Депутат Куприй с как нам видится нетяжелой завистью объявил об данном в Верховной Раде:

«Несмотря на недоступность итогов на предшествующей работе, в минувшем году бюрократ получил служебный подъем и одолжил место первого заместителя министра земельной политические деятели и продовольствия. Впоследствии сего он вновь начал ветхие коррупционные схемы в ведомстве, заставляя глав региональных филиалов «Госгеокадастра» давать землю по непрозрачным условиям и в том числе и брать ее у воинов АТО».В самом деле, награда трогательного Мартынюка громадна, как распухшее амбиция. Ему получилось изменить систему с архаичных оброков на современные, монетарные причины. Раньше компании, фермы, компании и элементарно большие фермеры платили кое-какую долю от урожая за благоволение бюрократа, который в замен на маленькую — всего в 10% урожая в год — обеспечивал милые обстоятельства труда фермерам. Т.е. не вмешивался. Из данных 10% отчислялось и в середина, но администрация была на пространствах.