Отыгрыш по расам: Эльфы Крови

09.09.2011 Без рубрики  Нет комментариев

Тысячелетиями, высшие эльфы, или как они себя называли, калдореи, практиковали тайную магию. А небрежно относиться к тайной магии нельзя – это показывает опыт десяти тысячелетней давности. В своей жажде магии эльфы забыли об этом – и теперь жестоко поплатились. И потеряв источник силы, они жаждут найти его вновь. А потеря в контроля в гонке за силой равносильна безумию.История падений калдореи
Итак, много-много лет назад, у первого Колодца Вечности жила раса, называвшая себя калдореи. Они очень любили тайную магию Колодца, за что жестоко поплатились – внезапно из колодца начали выходить демоны. Многие поняли свою ошибку, но были и те, кто слишком увлекся магией – они, желая постичь еще большее могущество, помогали приходу в этот мир падшему титану Саргарасу, на совести которого множество погибших миров.
В общем, усилиями друидов и их приспешников Легион был изгнан, хотя и страшной ценой – за счет раскола континента Калимдор на две части и гибелью многих земель и живых существ. Калдореи поклялись никогда не использовать тайную магию, отдав предпочтение естественной друидической, и стали называться ночными эльфами.
Многим идея полного отказа от магии показалась бредовой. Некоторые вольномыслящие, во главе с Дат’Ремаром, начали тайком практиковать разрушительное искусство, считая, что «если чуть-чуть – то можно». Главный друид Мулфарион узнал об этом, и изгнал их с земель Калимдора. Эльфы не стали горевать, и уплыли на восток.
Там, после нескольких лет злоключений, они обжили леса Вечной Песни и основали там государство Кель’Талас и город Луносвет, их столицу. На острове к северу от Кель’Таласа, который назвали Квель’Данас, они создали источник тайной магии, Солнечный Колодец, с помощью пузырьков чистой магии из первого Колодца Вечности. Короче жизнь стала налаживаться. Эльфы, помня об опыте прошлого, ограничивали использование магии. Иногда против эльфов воевали тролли Амани, хозяева здешних земель. Но когда неприятностей от них стало слишком много, их имерию уничтожили союзные войска эльфов и людей. А вот после этого жизнь действительно стала замечательной. До прихода Орды.
Лесные тролли Амани нашли себе новых союзников, в лице орков, и их единая рать прошлась по зеленым эльфийским лесам, оставляя после себя лишь пожарища. Но Луносвет орки не разрушили – не могли преодолеть защиту Солнечного Колодца. После орки ушли в Лордерон, а тролли, посчитавшие их после этого изменниками, покинули Орду и вновь стали лишь мелкой неприятностью эльфам.
Да не успели эльфы полностью оправится после войны с орками, в их земли пришла новая беда, в виде Плети. Упорный принц Артас с бездумными легионами мертвецов не стал заморачиватся из-за какой-то там магической защиты, а повырезал все сопротивление и уничтожил Луносвет заразом из Солнечным Колодцем.
Высшие эльфы потеряли единый источник магии и стали голодать. Именно в этот момент, домой из Даларана вернулся прынц Кель’Тас Солнечный Путник. Он понял, что что-то надо делать. Первое, что он придумал – это сплотить почти уничтоженную нацию вокруг идеи мести и нарек их эльфами крови (в память о крови погибших товарищах, или о кровных узах с ними, из-за чего выжившие будут мстить). Конечно, месть – не наилучшая идея для народа, но это хоть что-то.
После всего, магический голод стал невыносимым для эльфов, и их лидер стал искать новые источники магии. Покинув обезумевшие ксенофобские осколки Лордеронской армии сопротивления, Кель вступил в союз с полудемоном Иллиданом, который прилучил их к демоническим энергиям в пустошах Запределья. Что только больше развратило безумных от голода эльфов.
Домой из Запределья он кинул весточку о предстоящих золотых временах в Запределье, и наару Му’ру, существо чистой силы, из которого эльфы-паладины стали черпать энергию Света, принося ему неимоверную боль. Сам же принц вконец обезумел, и его магический голод может принести немало бед (да и принес, во время войны в Кель’Данасе, но мы то начинаем игру задолго до нее).

Характер
Итак, как всем известно, эльфы крови очень неравнодушны к магии. И у них как раз сейчас появился ее недостаток. Это повлекло за собою последствия.
Общество эльфов стало строиться на личностной силе и жестокости. Кто лучше орудует тайной магией – тот и сильней, а значит и выше в общественном строе.
Но несмотря на то, что эльфы зависимы от магии, и жаждут нее, они учатся овладевать собою и ограничивать доступ магии. Эльф крови, слишком яро жаждущий магии и не имеющий жизненных целей кроме как овладения ею называется Презренным. Они, как известно, готовы убить за жалкий кристалл маны, из-за чего были изгнаны из общества эльфов. Теперь они ходят стаями в разрушенной половине Луносвета и коллективно отбирают вышеупомянутые кристаллы маны у случайных прохожих. Эльфы крови их презирают (собственно, из-за этого их и нарекли Презренными), но сами стоят на грани такого вот состояния.
А вообще, город Луносвет – яркая метафора на общество эльфов. Одна половина – пафосная и величественная, наполненная магией (там даже метлы убираю сами по себе), но и диктатурой их короля, которого хоть в и городе нет, но его пристальное внимание чувствуется в каждом уголке. А вторая – разрушенная и нищая, наполненная изголодавшими по магии отбросами общества, ни капли не похожими на себя прежних. И разделяет их ужасный шрам, именуемый Дорогой Мертвых (по-моему, названия Мертвый Шрам более точно соответствует данному примеру). Неплохой повод для размышления.
Вообще, эльфы WoW показывают себя очень мстительными существами. Иллидан все время мстит всему миру за то, что тот его не понимает. Маев мстит Иллидану за погибшего от его рук тысячи лет назад брата. А Аллерия уничтожала орков толпами, вновь таки, из-за смерти брата. По этому чувства, которые эльфы крови испытывают к Плети, описать просто невозможно. Ради мести, они даже объединились с орками и троллями, которых ранее люто ненавидели.
Итак, вывод. Эльфы крови – это обычные фентезийные эльфы, с замашками лишенных дозы нароманов (или магоманов), которые люто кидаются на бездумную нежить и стремятся отомстить всем своим обидчикам. Не слабый портретик.
Но нужно добавить еще один штрих. Большинство эльфов, задурманенные жаждой магии, слепо верят обещаниям узреть рай на земле, и сами не против его диктатуры. До поры, до времени, пока сами не столкнутся с его действиями в Пустоверти или до дня Великого Возвращения Принца Эльфов, в который… впрочем, это уже другая тема.

Культура
Общество
Об обществе эльфов крови нужно рассказать с самого верху. А сверху у нас не некоронованный принц Кель’Тас, а его регент Лот’Ремар, в обществе верховного мага и лидера следопытов-Странников, которые, как две гирьки на чашах весов, заставляют его балансировать между жаждой магии и путем единения с природой.
На местах управляют магистры – типы магической наружности, которые страстными пропагандистскими речами вдохновляют эльфов крови на путь к магии и железной дланью расправляются с непокорными.
Гвардейцами при магистрах и в городах служат не воины. Воинов у эльфов крови нет вообще. Именно из-за их магического общества – физической силы они не признают вовсе, только магическую, и из-за этого их телосложение хрупкое, что делает их пригодными дуэлянтами и ловкачами в бою (если бы не принципы и презрение рукопашного боя) – но не воинами. Нишу воинов-гвардейцев занимают магические стражи – создания магов-инженеров, и ведьмаки, комбинирующие боевую магию, отбор вражеской магии и ближний бой (в крайних случаях). И те, и другие, нафаршированы пропагандой. Если магическим созданиям ее просто вложили в их суть, то ведьмакам промыли мозги. И те, и другие, готовы жестоко истреблять инакомыслящих.
Впрочем, таких немного. Обещания магического рая прочно въелись в умы эльфов крови, затуманенные жаждой магии. Их правитель подарил им часть этого рая – наару Му’ру, и весточку о том, как у них все хорошо, и теперь любой эльф крови стремится воссоединиться с его отрядом в Запределье, и сам может сдать несогласных властям, считая их то ли безумцами, то ли желающими зла своему народу. Лишь единицы видят то, что творится в обществе Кель’Таласа со стороны, а еще меньше безумцев, которые могут говорить об этом вслух. По-моему, большинство из них – священники и служители Света, которые стали эльфами крови из жажды мести и солидарности с народом, но, как и высшие эльфы, видящие безумие своего народа. Или следопыты – те более далеки от магии и близки к природе, но и они молчат, так как жажда мести к Плети у них не только из-за скорби по погибшим братьям, но и из-за того урона, который причинила Плеть землям Кель’Таласа. Но никак не маги, не чернокнижники, и не разбойники (последним снизу хреново видно, впрочем, читайте ниже).
Образ жизни
Эльфы крови превозносят выше всего две вещи – эстетику и магию. Луносвет живет в роскошах, красоте и гламуре, которые не очень соответствуют их утратам и душевной боли. Это может означать, что этику они поставили намного ниже эстетики.
Эта роскошь распределяется, вновь таки, по магической силе. Наилучше живут магистры и сильнейшие маги, хуже всего – разбойники, волочащие существование в Закоулке Душегубов – «черном квартале» Луносвета. Впрочем, и там жить подобно нищим они себе не дают, и селятся в роскошной местной таверне. Отдельно стоят следопыты, которые вообще живут в лесах, в спартанских условиях, и им плевать на роскоши так же, как и на тайную магию.
А магия присутствует у эльфов на каждом шагу. Летающие горшки с цветами, заколдованные метлы, парящие зеленые кристаллы, заклинания, произносящиеся то там, то тут – все говорит о том, что все жизнь эльфа тесно привязана к чарам.

Высшие эльфы
Это как бы вместо стандартной колонки «происхождение».
Раньше все эльфы, практикующие магию арканы, назывались высшими, или калдореями на эльфийском. После падения Кель’Таласа они стали одержимы местью и глодаемые магическим голодом, и нареклись эльфами крови, син’дореями. Но некоторые стали и дальше называться высшими и быть приверженцами Альянса. Причин тому несколько.
Во-первых, не все высшие эльфы во время падения Кель’Таласа были в нем. Не все видели те ужасы, которые причинила Плеть в их королевстве, но боролись с нею в других уголках Азерота, на стороне Альянса. Как, например, те, кто ушел за Джайной Праудмур в Калимдор, или жители сторожки Кель’Данил. Во времена образования син’дореи между высшими эльфами Кель’Таласа образовалась какая-то странная связь – обездоленные, напуганные, кинутые союзниками, изголодавшиеся по магии, они все сплотились вокруг единого лидера. Те же, кто пришел позже, это общество не поняли (кроме магов, столь же голодных к тайной магии и одержимых местью).
Высшие эльфы – это совсем другая фракция, с другим мировоззрением и приоритетами. То, что они лояльны к Альянсу и не воспринимают методов бывших собратьев, а также распри вокруг Даларана и Серебристый Договор, которые грянут в Нортренде, делают невозможными их отыгрыш.

Классы
Маги
Высокомерные, скрытные и властолюбивые, маги составляют элиту общества эльфов крови. Они мнят себя выше прочих, даже менее удачливых магов. Но на деле, все это – лишь показное дело, ведь чем больше силы имеет маг, тем больше он жаждет магии, постоянного источника которой теперь нет. И постоянное воздержание от надменного пользования, под страхом скатиться к Презренным, их изнуряет.
Чернокнижники
Это тоже бывшие маги. Маги, не способные терпеть голод. И чтобы не перебиваться какими-нибудь кристаллами маны или другими временными исчерпывающимися источниками, они примкнули к другому, безграничному и… опасному. Никто при здравом уме не станет пользоваться магией демонов, если он не гнушается последствий и не равнодушен к судьбам других. Чернокнижники – откровенно темный сброд, жаждущий силы, и им нельзя доверять. Хотя есть и что-то, что вселяет каплю доверия. Те, кто слишком увлекся темной силой, стали Эльфами Падшей Крови, злостными слугами Легиона. А если чернокнижник до сих пор при своей воле – значит, он хоть как-то может себя сдерживать от падения. Но все же добровольно гуляя на краю пропасти.
Священники
Священники эльфов крови – это праведные слуги Света, которые, все же, одержимы местью. Иначе, они бы не смогли мириться с методами эльфов крови, особенно тех, кто мучает ради силы идеальное пречистое существо – наару. Многие священники, чувствуя, что Свет оставил их из-за их неугомонной жажды мести, стали теневыми жрецами. Их нельзя назвать здоровыми в психическом плане, но возможно они расценивают новые полномочия лишь как еще один источник силы, не вкладывая в него глубинное значение.
Паладины
К ним можно относится по разному. Паладины у людей бывают двух типов – воинствующие жрецы и праведнющие воины. У эльфов крови все немного не так просто.
Мы не знаем, использовала ли Королевская Охрана, из которой произошли паладины, магию Света. Если да – то паладины, это есть бывшие служители Света, которые решили, что он покинул их в самый тяжкий момент, и теперь используют силу плененного наару для защиты Кель’Таласа, заглушая порывы совести оправданиями о том, что это – заслуженным правосудием. Но если нет…
Тогда существует три архетипа паладина.
Это либо бывший священник, которого покинул свет, и который стал паладином, чтобы защищать землю, оправдывая моральные муки так, как описано сверху. Достойная сочувствия, трагическая фигура.
Второй – это разбойник, который решил приобщится к заклинателям таким вот жестоким способом (зачем ему становится заклинателем читайте в описании этого класса). Хотя возможно и он рассматривал это как способ служения державе.
И третий – это заклинатель (или ведьмак, как стражники Луносвета), который, изголодавшись по магии, решил использовать краденную магию Света.
Впрочем, даже если Королевская Охрана использовала магию Света, эти три архетипа дополнят вышеуказанный портрет.
Разбойники
В обществе эльфов крови они – изгои. Тех, кто не умеет пользоваться магией, попросту презирают (вспомним, из-за чего у син’дореи нету воинов?), и разбойники стоят для заклинателей наравне с Презренными, которые не умеют правильно пользоваться магией. По этому, если людские разбойники живут в глубинах из-за криминального образа жизни, то эльфийские – из-за образа жизни немагического.
Охотники
Охотников у эльфов крови называют следопытами. Как появились следопыты доподлинно неизвестно. Возможно, это высшие эльфы, которые, уже придя в Кель’Талас, отказались от тайной магии в пользу природы. Или те, кто и не был магом, а двинулся за Дат’Ремаром по другим причинам. Но сейчас это и не важно.
Следопыты очень близки к природе, прямо как ночные эльфы. Они очень близки к природе и меньше озабочены магией и магическим голодом. Все, что связывает с эльфами крови – это сражения за Кель’Талас и жажда мести Плети. Хотя некоторые следопыты, несмотря на очевидную жажду мести, мнят себя высшими эльфами, например те мобы, которые имеют домик в Лихоземьи, но о них речи не идет.
Следопыты – это одиночки, отшельники, которые добровольно отреклись от магии в пользу природы (или никогда магией и не занимались), я потому являются изгоями в обществе. В отличии от разбойников, которые не смотря на низкий статус все равно стремятся быть в чреватом магией обществе.
Следопыты не имеют своей общины, кроме как группы Странников, но туда принимают лишь лучших из лучших. И остутсвие ее оправдано – единение с природой подразумевает одиночество.
Следопыты эльфов крови ненавидят Плеть и троллей Амани всеми фибрами души. Последних за то, что в лесах война между эльфами и троллями ожесточенно продолжалась, когда в городе о ней почти забыли. Также, онивесьма настороженно относятся к другим расам. Расы Альянса они считают предателями, орков – давними врагами, троллей Черного Копья – и того больше, несмотря на цвет их кожи, тауренов считают чем-то странным, а отрекшихся мало отличают от бездумной нежити, особенно на расстоянии выстрела.

Отношения к фракциям
Эльфы крови – еще одна нетипичная для Орды раса. И еще одна раса, которая презирает остальных ее членов. Во-первых, доверия между ними не было никогда (разве когда о предательстве Кель’Таса узнали открыто, и Орда стала единственной опорой эльфов крови в мире), а во-вторых, высокомерные и любящие эстетику эльфы считали себя выше примитивных варварских рас.
С Отрекшимися у них весьма неоднозначные отношения. С одной стороны, они – те же мертвецы, что разрушили Кель’Талас и принесли им много бед. По крайней мере, так кажется внешне, но уже за это стоит ненавидеть. Но с другой, отрекшихся и син’дореи объединяет лютая ненависть к Плети, а Сильвана Ветробег – бывшая защитница Кель’Таласа, да и ныне не прочь защитить родную землю. Это делает их потенциальными союзниками. Яркий пример такого союза – объединенные силы, отвоевывающие Призрачные земли, базирующиеся в Транквильене.
Альянс для эльфов крови – предатели. Ведь когда-то отряд Кель’Таса помогал Альянсу, за что эти ксенофобские ублюдки чуть его не казнили. Кроме того, высшие эльфы некогда покинули Альянс из-за того, что «благодаря им, сгорела часть лесов» во время Второй войны. Короче, все из-за высокомерия.
Ночные эльфы давно стали врагами эльфов крови. Из-за их непонимания тайной магии. И не важно, что когда-то Мулфарион не жестоко подавил восстание Дат’Ремара, а просто изгнал их. Они помнят лишь факт изгнания. И вообще, мировоззрение у них слишком разное, чтобы у них были хорошие отношения. А со вступлением Кель’Таласа в Орду все только усугубилось.
Дренеи для эльфов крови враги равные троллям. Все из-за их противостояния в Запредельи. Мало того, что подлые силы Шаттрата заслепили своими лживыми речами часть войска Келя, так еще и Эксодар угнали, сволочи копытные! Смерть им, во имя Келя! Даже узрев правду о Шаттрате и принце Келе, дренеи не станут ближе эльфу крови. Ведь Альдор враждебны Провидцам, и Оке Бури ведется бойня, равно как в Халаа. В общем, магозависимых эльфов крови и праведных дренеев мало что объединяет. Только во времена великой опасности вторжения Кил’Джедена, дренеи Альдора и эльфы Провидцев объединились в Расколотое Солнце, и после его изгнания леди Лиарин и пророк Велен тихо беседовали о будующем. Но то уже почти конец «the Burning Crusade», а после него появились совсем другие эльфы крови…