Отыгрыш по расам: Отрекшиеся

09.09.2011 Без рубрики  Нет комментариев

Отыгрыш нежитью – весьма непростая задача. Нет, основные штрихи портрета типичного Отрекшегося знакомы всем, кто хоть как-то интересуется вселенной WoW. Но идеально сыграть ее может только игрок с хорошей фантазией, кое-каким аналитическим мышлением и познаниями (хотя бы бытовыми) в психологии. Почему? Об этом я и попытаюсь рассказать в гайде, попутно добавляя свои советы и напутствия.История Отречения
Причины того, почему Король-лич Нер’Зул, создавший огромную армию мертвецов из убитых по его же вине людей и эльфов для служения Пылающего Легиона, стал внезапно слабнуть, точно не известны. Одни ссылаются на то, что силы Короля начали уходить из трещины в его Ледяном Троне, которую он сам сделал, чтобы изъять изнутри рунный клинок Фростморн, и передать его своему герою-освободителю и полководцу, которым оказался принц Артас. Другие ссылаются на незавершенный обряд Иллидана Свирепого, целью которого было уничтожить Нер’Зула. Будто обряд ему провести помешали, но он наделал много брешей и трещин в вершине мира, что и ослабило его цель. Впрочем, это не важно.
Важно то, что силы Нер’Зула таяли с каждым днем. И в один прекрасный день случилось так, что он не смог управлять частью своего мертвого войска. Он потерял контроль лишь раз – но навсегда. Его воины вернули волю, которая всегда была внутри их, но подавлялась Королем Мертвых, и ужаснулись своему бытию. Они отчаялись и не знали, что делать с новообретенной и такой ужасной жизнью.
И вдруг среди них появился лидер, который стал для них всем. Она вдохновила их на действия, указала цель, которая стала их смыслом жизни. Не имея более приоритетов, мертвые и никому не нужные уже не люди нашли себя в служении своей Госпоже. Ею стала Сильвана Ветробег, бывшая генерал-следопыт Луносвета и защитница Кель’Таласа. Она противостояла Артасу до последнего, и теперь мечтала лишь о мести.
В то время в Лихоземьи разгоралась Гражданская война. Артас уехал на выручку чахнущему господину, на которого вновь охотится Иллидан. Оставшиеся Натрезим решили захватить Лордерон во имя Пылающего Легиона, и наказать восставшую Плеть. Наместник Артаса Кел’Тузед уже проиграл Серебряный бор и Тирисфальские леса, и скрылся в восточном Лихоземье, а столицу Лордерона занял Повелитель Ужаса Балназзар.
Натрезим решили завербовать Сильвану и ее отряды, сыграв на ее ненависти к Плети. Но Темной Леди надоело служение кому-либо, и она выступила как третья сила в конфликте. Методами внезапной атаки, засад и с применением черной магии, восставшая нежить уничтожила миньоны натрезим. Повелитель ужаса Вариматас, имея предательскую натуру, стал служить Сильване, а Детерок был зарезан во время внезапной атаки. Самый могущественный из трех натрезим, Бальназар, занял Столицу, но, в огромном побоище, с помощью отрядов сопротивления людей, которых нежить заставила союзничать с помощью темной магии, Сильвана захватила город, и вынудила Вариматаса убить своего старшего товарища (что, в прочем, он так толком и не сделал, из-за натрезимкой солидарности, ведь Бальназар жив-здоров и управляет Алым Орденом).
В общем, найдя свой уголок для жизни и избавившись от сил Легиона по-соседству, восставшая нежить нарекла себя Отрекшимися, в честь того, что они вышли из-под власти Короля-лича, и поклялись отомстить ему и уничтожить Плеть. Они основали свой город под руинами Лордерона, и, не гадая долго, назвали его Подгородом. А чтобы иметь хоть какое-то подспорие в этом мире, и союзника в борьбе против врагов, окружающих со всех сторон. И таким союзником сошла Орда. Расы Орды ненавидят нежить, а последняя ненавидит всех. Но такой союз выгоден для обоих (веди и Орда получила еще одного сильного союзника и заставу в Восточных Королевствах).

А в чем проблема то?
Казалось, что такого сложного в отыгрыше нежитью? Наоборот ведь, все даже легче, чем с другими расами, ведь квенту любую можно написать, а недостаток мощи на первых уровнях компенсирует факт, что вы ослабли после становления нежитью.
А дело то как раз в квенте. Их надо писать две. Первая – это жизнь до смерти. Нужно продумать приоритеты и идеалы, отношение к окружающим и мировоззрения.
И вот, уже готовый своеобразный персонаж, гибнет. А затем восстает из мертвых, и начинает убивать всех против своей воли. И хотя воля его подавлена, он все видит и все осознает.
А потом персонаж возвращает волю. На его руках кровь тех, кого он убит против воли, он мертвый, всеми отринутый, он потерял прежнюю жизнь, он живет во тьме и безысходности, а его тело – гниющий труп.
Квентописателю нужно очень хорошо подумать, как это сказалось на персонаже. Он воспринял все как данное, возненавидел себя, немного обезумел или напрочь сошел с ума? Он помнит свою предыдущую жизнь, или она напрочь стерлась с памяти из-за согниения головного моска? Или воспоминания вызывают у него только отвращение к себе нынешнему? Что он чувствует к умершим и выжившим близким и знакомым? Что он чувствует ко всем живым? Зависть, ненависть, тайное влечение, или просто ? Способен ли он вообще на чувства? Очень сложно построить грамотный психологический портрет нежити. Но впрочем, всех деталей еще никто не продумывал – большинство обходится чем-то банальненьким, зато складным.
Есть всего две вещи, которые объединяют всех Отрекшихся. Первая – это ненависть к Королю-личу. Ведь эта гнида убила их, воскресила, нагло воспользовалась, заставляла свершать ужасные деяния – а теперь вот бросила влечь жалкое существование гниющего трупа. Теперь, цель этого жалкого существования – месть.
А вторая вещь – абсолютное большинство обожает Сильвану Ветробег. Их чувство сложно передать. Она для них – что-то большее, чем просто госпожа. Большинство восставшей нежити, видя, во что они превратились со смертью, понимая, что они – изгои и чудовища, и не видя смысла в существовании, отчаялись. Сильвана показала им цель – месть Плети, и вокруг нее сплотила в единую общину товарищей по несчастью. Все они в неоплатном долгу перед нею, все они готовы ради нее на все, а многие так же слепо покоряются, как и ранее Королю-личу, только теперь по своей воле.

Жизнь перед смертью
Один из важных этапов формирования отрекшегося – это разработка его первой жизни, в качестве человека. Именно человека – высших эльфов и дворфов геймплеем не пердусмотрено. Человека строим по тому же принципу, что и для простой игры «хуманом» — продумываем предысторию, создаем некие жизненные цели и взгляды на мир, на религию, на себя самого.
Все эти нюансы характера очень важны. Они неминуемо скажутся на характере нежити. К примеру знаменитая Сильвана до сих пор стремится защищать земли Кель’Таласа, хотя помимо этого не прочь убить всех людей вместе с Плетью. А вот орден Осквернителей, среди которых много бывших Стромгардцев, пытается захватить бассейн Арати у выживших жителей Стромгарда, сплотившихся в лигу Аратора. Прижизненные религионзные взгляды также составляют особую роль – ведь Свет, который «есть во всем живом», покинул их, оставил гнить в полной тьме. И все верующие люди, особенно священники и паладины, тяжело будут переносить такую утрату, и могут попросту возненавидеть весь мир. Многие просто ходят, не видя смысла в жизни, другие создали новую религию – культ Забытой Тени, которая представляет собою ничто иное, как искаженную веру в Свет, которая основана не на милосердии, а на силе, и более четко отражает их реальность.

Имена
Зачастую, отрекшиеся сохраняют имена, которые носили при жизни. Иногда нежить меняет имя на то, которое больше отражает их стремление отомстить Плети. Бывает, что оживший мертвец попросту не помнит своего прежнего имени, и выбирает себе подходяшее из надписей на надгробиях кладбища.

Краткий анатомический курс
Нежить она… мертва. Тела отрекшихся – это тела мертвых людей (высших эльфов или там дворфов) после недолгого процесса разложения. Их кожа гнила, мускулы – дряблы, а местами и виднеются кости. Между прочим, из-за этого воины-нежить отличаются от других. Они не могут просто развить физическую силу за счет тренировок. Они развивают ее неким другим образом, возможно улучшая координацию движений или увеличивая некую внутреннюю мощь. Нежить постепенно продолжает разолгаться, хотя ее и сдерживают чары некромантов.
Неизвестно, есть ли у нежити знаменитые 5 чувств. Как они могли после смерти сохранить вкус и обоняние – непонятно. Во всяком случае, если бы они были, нежить бы не смогла заниматься каннибализмом и жить в постоянном зловонии своего гниющего тела. Известно, что многие отрекшиеся после смерти потеряли глаза – из-за жестокости врагов или процессов разложения – и все равно видят. Это лишь доказывает мысль, но нежить чувствует иначе, чем живые.

Культура
Культура Отрекшихся – невообразимо странная и сумасшедшая смесь людской культуры, с помешками воспоминаний о рабстве, смерти, тех переживаний, что они испытывают сейчас, и умноженное на жажду мести Плети. Отрекшиеся живут в тех самых опустошенных чумой и полуразрушенных Легионом городах и деревнях, в которых царит чувство страха и отринутости. Архитектура Подгорода, единственное пока поселение, сооруженное руками мертвецов, красноречиво говорит о культе смерти в обществе нежити и тени, которая царит в их душах. В городе царит тьма, да и сами сооружения выполнены в темных тонах. Внутренние стены «украшены» бесчисленным количеством изображений черепов, а построение выполнены в бессмысленно готическом стиле.
Общество
Все отрекшиеся живут (или неживут) ради одной цели – мести Королю-личу. И это сплачивает их в единую нацию с единой целью, а не только единой проблемой. Отрекшимися единолично и бесспорно правит Сильвана Ветробег с помощью советчика Вариматаса (о его роли и целях поговорим в другой статье), а все другие лишь четко выполняют ее приказы, или сами раздают приказы, чтобы поскорее выполнить ее приказ, или раздают… короче и т.д. Отрекшиеся взаимодействуют друг с другом не из-за жажды к общению или культурных целей, которых у них нет, а лишь чтобы поскорее отомстить. Потому нежить всегда стремится как можно скорее и точнее выполнить приказ старшего по должности (которые так или иначе связаны с их «национальной идеей»), чтобы сыграть свою роль в великом деле мести.
Образ жизни
Король-лич создал истинно универсальных слуг. Нежить не нуждается в отдыхе и пище, не чувствует, не дышит. Это очень сильно помогало в служении Нер’Зулу, но делает самостоятельную жизнь отрекшихся невыносимой. Без бытовых надобностей, вся их жизнь состоит лишь из служения Темной Госпоже. Они служат не только из-за верности и мести, а еще и чтобы не потерять остатки живого разума в невыносимом бесцельном существовании.
Еда?
Отрекшиеся едят. Только непонятно, зачем. Может быть это издержки геймплея, а может им нужно восстановить силы (только как этому способствует еда – непонятно). Зато съесть они могут что угодно. Гнилая пища и мясо людей для них вполне сносны из-за отсутствия вкуса и чувства отвращения (тем более что сами они мертвые и гнилые). Каннибализм не так распространен, как кажется всем непросвещенным, лишь потому, что чтобы получить мясо себе подобных, нужно себе подобного убить, а это составляет некоторые практические трудности. Но во время военных действий этот вид питания очень удобен и практичен, по этому им пользуются во всю.

Классы
Воин
Воином-отрекшимся становится только бывший воин. То есть тот, кто уже после освобождения от воли Нер’Зула достаточно силен, чтобы быть воином. Физическую силу отрекшимся нарастить почти невозможно, а ведь именно она – главное в классе «воин».
Разбойник
Как известно, отрекшимся сложно наростить мускульную силу. Намного легче научится более ловким движениям – это может буквально каждый отрекшийся, который имеет к этому желание. А имеют все, и вот почему. Каждый хочет служить Сильване и отомстить Королю-личу, и использует при этом все свои возможности. И те, у кого нет изначально магических способностей и физической силы, вынуждены становится на стезю разбойника.
Жрец
Жрецы отрекшихся – это те, которые проповедуют религию Забытой Тени. Жрецами становятся бывшие священники или, возможно, паладины, которые, отчаявшись из-за потери Света, приняли новую веру с невероятным фанатизмом. И, ясное дело, «священник» отрекшихся будет проповедовать ее другим умершим и прокачивать теневую ветку талантов.
Маг
Маги отрекшихся – это, конечно, те, кто наловчились управлять тайной магией еще при жизни. Теперь они попросту развивают таланты ради своей Госпожи. Многие маги параллельно являются алхимиками – тоже из-за воли Сильваны, которая приказала Королевскому Обществу Алхимиков создать новый аналог чумы, который будет действовать против Плети (а возможно и против живых).
Чернокнижник
К демонической магии отрекшиеся относятся с одобрением. Несмотря на то, что первопричина их несчастья – именно Пылающий Легион. Но отрекшиеся рассматривают Легион лишь как заклятого врага Плети, а колдовство – как еще один способ против нее бороться.

Отношения к фракциям
Отношение отрекшихся ко всем другим расам выражается довольно просто – ненависть. Они ненавидят всех живых. Даже своих союзников из Орды они презирают, и помогают им только из личных расчетов, и как дань вечной мести, в которой союзники выступают простым орудием. Хотя не исключено, что не все они ненавидят и не всех живых, ведь если Сильвана до сих пор помогает своей нации эльфов крови, то почему теплые чувства к бывшим согражданам не могут испытывать другие?
Единственная раса, против которой отрекшиеся ничего не имеют, это эльфы крови. Только из-за того, что к ним хорошо относится их любимая госпожа.